Журналисты узнали о расстановке воровских сил в Европе

В преддверии летней «жары», которую предвещает истечение домашнего ареста вора «в законе» Мераба Джангвеладзе, главный редактор ИА «Прайм Крайм» побеседовал с человеком из воровского мира.

— Вы сохраняете конфиденциальность?
— Абсолютно!

— Этот Чиа (Лаша Баратели) с вами говорил, да?
— Нет, не с нами. Это была провокация. Мы знаем чья. Это не наш стиль. Чиа искал нас через своего адвоката, хотел рассказать, как было с Джейраном (Кинцурашвили) на самом деле. Этим воспользовались его недоброжелатели и связались от нашего имени. Мы к этому отношения не имеем. Мы бы ему другие вопросы задали. И в грузинских фамилиях знаем, где правильно ударение ставится…

— Джейран послал свои голые фотографии жене Лавасоглы (Миндия Горадзе, сидит в Грузии) и хотел с ней лечь. За это его побили. Но вор не должен сплетничать с чужими людьми по телефону про семью. 
— Вам виднее.
— Не пишите кому попало, что вор. Откуда вы взяли что Рома Массивский (Фероян) вор? Он хочет им стать. И свои фотографии сам ставит и пишет. Он в Бельгии живет и обманывает там работяг. Обычный наркоман… Пелович (Лаша Имедадзе), он тоже не при своих, а только хочет. Он в Германии жил год назад, кентавал с Реви Дарахвелидзе. Дубеша (Авдо Шароев) не был ни секунду «при своих». Раньше жил во Франции, сейчас в Германии живет с семьей. Его мамин любовник был покойный Чипия (Айваз Мирзоев) и через него уважали, и Зина, его мама, бегала, чтоб его «округлили», но не вышло. Онисе Нишнианидзе «остановили» с концами. Во Франции он в очень мутном убийстве замешан. Звиад Копадзе ушел в монастырь. В Казбеги. Сейчас монах.