Стаж вместо возраста, или какой будет новая пенсионная реформа

Эксперты уверяют, что главные черты новой пенсионной реформы уже согласованы между правительством и МВФ, но существенного увеличения пенсий от нее ожидать не стоит.

На этой неделе тема пенсионной реформы вернулась на первые полосы украинских СМИ. Министр социальной политики Андрей Рева сообщил, что уже в мае разработанная правительством реформа будет направлена для принятия в Верховную Раду. «Речь идет о том, что пенсионная реформа должна вступить в силу 1 января 2018 года. Чтобы все подготовить, все сделать, необходимо, чтобы соответствующий законопроект приняли раньше», — объяснил Рева такой график журналистам. Министр также добавил, что правительству удалось согласовать с Международним валютным фондом (МВФ) подход, который не будет предусматривать увеличения пенсионного возраста.

О пенсионной реформе в колонке для издания «Экономическая правда» написал и глава миссии МВФ в Украине Рон ван Роден. Он настаивает на том, что украинцы срочно нуждаются в реформировании пенсионной системы. «Хотя экономисты часто расходятся во мнениях относительно ряда проблем в Украине, все они единодушно приходят к согласию по одному вопросу: пенсионная система Украины не отвечает вызовам современности и финансово неустойчива», — пишет ван Роден.

Соответствуют ли эти тезисы идеям, которые относительно пенсионной реформы преподавал Рева? Мы решили выяснить, действительно ли МВФ и украинское правительство достигли согласия в этом вопросе и насколько такой подход соответствует украинским реалиям.

Конфликтный уровень

Сомнения в том, что компромисс на самом деле существует, могли возникнуть после того, как украинский вице-премьер Павел Розенко, комментируя текст ван Родена, назвал некоторые его идеи «ужасным непрофессионализмом». В своей статье представитель МВФ написал, что введение так называемой накопительной пенсионной системы в дополнение к уже действующей солидарной системы не будет иметь особого смысла, учитывая нынешнее развитие украинских финансовых рынков и нормативно-правовой базы. Комментарий Розенко по этому был на удивление недипломатичным. «Человек просто не понимает, что это такое, и как оно все работает», — ответил вице-премьер на слова ван Родена.

Впрочем, о преждевременности введения так называемого второго, или накопительного, уровня пенсионной системы в комментарии для DW говорит и заместитель председателя Стратегической группы советников по поддержке реформ в Украине Павел Кухта. Он убежден, что внедрить качественную накопительную систему за нынешнего состояния развития украинской финансовой системы невозможно. Учитывая нестабильность отечественных банков, крайне трудно гарантировать безопасность пенсионных вкладов, а необходимость дополнительных сборов, которые осчитываются отдельно на накопительные счета, вряд ли найдет поддержку у населения, говорит эксперт. По словам Кухты, преимущественно негативный опыт стран Восточной Европы, что уже пытались пойти этим путем, свидетельствует о необходимости быть осторожным в этом вопросе.

В то же время исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский говорит, что в вопросе пенсионной реформы голос Розенко не является решающим. А тот факт, что в своей колонке представитель МВФ фактически дублирует идеи министра социальной политики Андрея Ревы, свидетельствует о достижении согласия по крайней мере в принципиальных вопросах. Прежде всего, это касается подхода, что предполагает зависимость размера пенсии и времени выхода на нее от трудового стажа, говорит Вышлинский.

Стремление к справедливости

По словам ван Родена, главными чертами новой пенсионной реформы станут предоставление работникам большего выбора возраста выхода на пенсию в зависимости от трудового стажа и создания дополнительных стимулов для как можно более длительной трудовой деятельности. «Другими словами: более высокие пенсии будут получать те, кто платит больше взносов и работает дольше. А тот, кто платит меньшие взносы и решил выйти на пенсию раньше, будет получать меньшую пенсию», — пишет ван Роден, объясняя, что новые пенсии будут таким образом более справедливыми.

По словам Кухты, такой подход позволит достичь сразу двух целей. Во-первых, это сделает пенсионную систему фискально более дееспособной, ведь сейчас из-за старения населения и низкой формальную занятость соотношение тех, кто работает, и тех, кто получает пенсии, достигает один к одному. «Результат этого ужасен — страна тратит огромные средства, а пенсионеры получают мизерные выплаты», — объясняет Кухта.

Вышлинский добавляет, что таким образом могут улучшиться условия жизни старшей категории получателей пенсий. По словам эксперта, 50 — и 60-летние пенсионеры часто имеют преимущество, одновременно получая небольшую пенсию и продолжая работать, но в более старом возрасте, с потерей работы, внезапно скатываются за черту бедности. Возможность отложить выход на пенсию, увеличив таким образом сумму будущих выплат, по мнению Вышлинского, поможет выровнять эту ситуацию. Новая пенсионная реформа также может иметь эффект «кроткой детенизации», — говорит эксперт. Более жесткая привязка размера пенсий к трудовому стажу и размеру выплат в пенсионный фонд произведет работодателей, выплачивающих заработные платы «в белую» более привлекательными для работников.

Эффект стабилизации

Впрочем, исполнительный директор Центра социально-экономических исследований «CASE Украина» Дмитрий Боярчук отмечает, что главной целью реформы будет уменьшение дефицита пенсионного фонда. Надеяться на существенное увеличение размеров пенсионного обеспечения при этом не стоит, ведь при нынешней демографической структуры украинского общества пенсия, которая обеспечивается за счет налогоплательщиков, может быть лишь минимальным, говорит эксперт.

Несмотря на это, Боярчук считает подход правительства и МВФ подходящим. Он поможет не только сбалансировать пенсионный фонд, но и окажет стабилизирующее влияние на украинскую экономику в целом. «В истории Украины мы часто подходили к значительному сужению дефицита пенсионного фонда, после чего наступали выборы с их желанием увеличить пенсии, несмотря на экономические реалии. Следствием этом обычно были волны девальвации и другие проблемы экономики», — объясняет Боярчук.