Глава МВД ФРГ заявил, что Германия не нуждается в лекциях от Эрдогана

Министр внутренних дел Германии отреагировал на последние обвинения турецкого президента. Канцлер Меркель при этом остается невозмутимой.

Наконец-то «затишье перед бурей» в Анкаре и Вашингтоне. Во вторник, 14 марта, в США ждали канцлера ФРГ. В Вашингтоне состоялась бы ее первая встреча с президентом США Дональдом Трампом. Однако Ангела Меркель (Angela Merkel) довольно неожиданно прибыла в отель Estrel на юге Берлина на ежегодное собрание Союза коммунальных предприятий Германии. Визит в США отложили на пятницу — из-за непогоды. «Погода в Вашингтоне симпатизирует немецким общинам», — сказала канцлер, выступая перед сотнями делегатов.

Ни слова о Трампе и Эрдогане

В своей речи Меркель говорила об энергетической политике в немецких городах, водоснабжения, проблемы утилизации мусора и другие темы, волнующие современный город и деревню. В том числе и о кибербезопасности. Зато ни словом она не упомянула о непростого партнера в Белом доме и о последнюю волну напряженности в отношениях с Анкарой. Накануне президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с прямыми нападками в ее адрес, закинув Меркель»поддержку террористов». По данным турецкой стороны, немецкие власти проигнорировали обращение турок 4500 «подозреваемых в террористической деятельности».

Не реагировать провокациями на провокации

Роль контрагента в реагировании на обвинения Анкары во вторник взял на себя министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер (Thomas de Maiziere). После участия в Немецкой исламской конференции в Берлине он заявил, что список из 4500 подозреваемыми, о котором заявляет Анкара, не существует. «Не нуждаемся от господина Эрдогана лекций о борьбе с терроризмом РПК (Рабочей партии Курдистана — Ред.)», — подчеркнул немецкий министр.

Зато он рассказал о почти 4000 дел в контексте запрещенной — в том числе и в ФРГ — РПК, которая и является одним из крупнейших врагов Эрдогана. «Мы должны на эти провокации не реагировать с помощью провокаций», — отметил он и добавил, что нападки из Анкары учитывая апрельский референдум имели целью «выставить Турцию в роли жертвы» и вызвать чувство солидарности у тех, кто до сих пор не поддерживал расширение президентских полномочий Эрдогана.

Проблема агитации турецких политиков

Де Мезьер одновременно подтвердил существование другого списка: турецких политиков, в том числе министров из правящей Партии справедливости и развития. До проведения референдума в Турции 16 апреля они стремились выступить с агитацией перед представителями турецкой общины в Германии. Как известно, около 1,4 миллиона немецких турок с двойным гражданством имеют право голоса. В списке, однако, нет первых лиц в руководстве государства, равно как и самого президента Эрдогана. Немецкое правительство и в дальнейшем держится принципиальной позиции против абсолютного запрета таких выступлений. «Но существуют пределы. Будут вестись переговоры. Заранее об этом не объявлять», — пояснил министр.

Еще раз об интеграции

Свое же пребывание на Исламской конференции де Мезьер использовал и для того, чтобы прямо обратиться к немецким туркам: при условии текущего напряжения они не должны клеймить инакомыслящих «предателями» или «нацистами». «Достижения интеграции последних десятилетий нельзя ставить под угрозу», — сказал он.

Между тем немецкая федеральная земля Саар стала первой, которая объявила об абсолютном запрете политической агитации турецких политиков перед референдумом. Однако точку в турецко-немецком споре ставить рано.